yaglis (yaglis) wrote,
yaglis
yaglis

Я тут недавно начала понимать нашего чувака из пионерской дружины, ну я рассказывала.
Он отличался тем, что в ответ на заданный вопрос, говорил: " Ну вот ты задала вопрос, ты сама себе на него ответила?"
И я частенько спекулировала его калькой, думаю, он сам с кого этот приём содрал.

Но в последнее время я действительно начала ей пользоваться по делу.
Потому что со временем я действительно стала достаточно терпимей и снисходительней относиться к людям. Чем, допустим, те же 15 лет назад.
И, как ни странно, с терпимостью к людям, у меня возросла, неправильно, появилась, нетерпимость к их вопросам.
Когда их вопросы завязаны с нетерпимостью к окружающим, а это так часто, как вот всем не наплевать.
Типа, вот два идиота, взяли и танцуют посреди площади, кружатся, чего это они.
А версий нет?
Я вот предполагаю, людям хорошо, они влюблены, тепло, весна, я удивляюсь, чего все не кружатся в вальсе прям по тротуарам, откуда столько злости. Они кого-то задели, мешают проходу пешеходов, что такого-то.
Это один из случаев, когда я скорее отвечу, попробуй сам объяснить их поведение. Не, ну а как, объяснять, что люди танцуют когда им хорошо, и это нормально.

А я бы хотела про кладбища.
Тоже такая интересная тема.
Вот многие возмущаются, ха-ха, кучка идиотов попёрла с бухлом и цветочками на кладбище, зачем.

Рассказываю.
Я вообще агностик, оч. убедительный и довольно резкий, если на меня давить.
Потому что у меня есть своя философия.
Если на меня не давить, то моя философия становится достаточно гибкой, легко иду на уступки.
Я вообще офигически много всего делаю, если мне не приказывать, не указывать, не ставить ультиматумы, а просто просить.
Я обдумываю целесообразность просьбы, и, даже если мотив для меня остаётся загадкой, но требуется минимум моих усилий, почему нет, мне всё равно, а человеку приятно, такого плана рассуждение.
С большинством людей, кстати, проще работает техника ультиматума, мне их ставить сложно, все же судят по себе, т.е. я прошу. И удивляюсь, когда срабатывает, если я на третью просьбу наорала до хрипоты. Я умею, но мне кажется некрасивым и ненужным подобное поведение, чаще прекращаю общение с такими людьми.

Так вот светлый праздник Пасхи.
У меня о нём совершенно счастливые воспоминания из детства, мы брали краску, кисти, цветы, воду, покупали венки у входа на кладбище.
Было безумно много людей, все знакомые, радостные, красивые, с этими белыми венками.
Шли обычно с бабушкой, нам надо было облагородить два места, но могил там было пять.
Мы высаживали все эти клумбочки, радовались, если предыдущие пережили зиму, сидели на лавочке, болтали.
Мы, это бабушка и мои двоюродные братья и сёстры.
Наши мамы присоединялись позже.
А мы уже оттёрли кресты и фотографии от пыли, бабушка рассказывала, кто эти люди, какие-то интересные прибаутки из общей жизни, прохожие с ней обязательно тоже болтали, они все вместе вспоминали этих людей.
Да, мы всегда ели там, на второй могилке был столик.
Как могилка, оградка на три могилы, со столиком.
Ну понятно, как выглядит.
Мы оч рано уходили на кладбище, не успевали позавтракать, да и дети относятся иначе.
Со смертью бабушки всё это из моей жизни ушло.
Ну я действительно отношусь так, за живыми надо смотреть.
Нет, если бы там сразу всё пришло в упадок, я б заезжала.
Но люди следят, я следила за живым человеком и мысленно передала эстафету.
И вообще сложно предсказать реакцию на смерть близкого человека.
По факту ты ревёшь год. Ревёшь сначала, ревёшь, когда приходит его день рожденья, ревёшь, когда пролистывая, находишь его номер в телефоне. И не знаешь, что делать, удалять, нет, как?! Ревёшь на НГ, потому что это первый год, когда его не надо поздравлять, ревёшь, когда удача, и набираешь по привычке его номер, когда неудача, и опять набираешь. Ревёшь, когда тебе говорят, что надо отпустить, ревёшь, потому что кому скажешь, чего ты ревёшь, кто поймёт.

Я кстати считаю, что, благодаря вот этому детскому опыту, у меня иное отношение к кладбищам.
То есть да, я их не боюсь, мне хорошо по ним гулять.
Но вот мы в Феодосии шли с Ирой через кладбище домой, там короткая дорога. И я, там кладбище около автобусной станции, начала собирать какие-то пакетики, мусор, по могилкам, закрывать калитки со словами: "Не, ну а в темноте народ придёт, они в закрытые не зайдут, ща я тут фоточку протру", она такая, ничего себе, как ты по-свойски нарушаешь порядок, я так не смогу, а у тебя выходит.


Мне когда говорят, что не понимают поведение.
Чаще же не так говорят, чаще снисходительно пшикают, вот они идиоты, они так себя ведут, а мы нет, мы то умные.
Осспади, основной посыл всех книжек маргинальных авторов, всех фильмов не для всех, что все, каждый имеет право на существование и свою точку зрения.
Что мейнстрим как раз задаёт прямую, за пределами которой все фрики, и это плохо.
А фрики говорят, что всё хорошо, даже мейнстрим.
Вот в чём фишка-то.
Но ныне так переклонилась фишка, что фанаты немейнстрима круче чем девочки-болельщицы отбирают в свой стан. Ну это выглядит так, как учат быть нормкорщиком в одежде, так же глупо и страшно.

А кладбищ это коснулось так, что вот дураки, выпираются на свой праздник, ещё и еду там оставляют, нахуя.
Я вот честно, как сказала выше, агностик.
Я не вижу ни одного плохо момента в том, что люди в один день идут вспоминать своих близких.
Хотя сама в этом не принимаю участие.
И мне хочется спросить, вы никого никогда не теряли, да?
Вот вы так не понимаете, вы никого никогда не теряли, да?
Вот я, со всеми своими загонами и прочим, я перестала говорить подобную ересь в 25 лет, когда умер человек из нашей компании, мой ровесник.
А через год умер второй.
Нет, ничего такого с наркотиками и прочим, это были и медицинские ошибки, и пр.
Но это были хорошие, отличные ребята.
И с 25 лет я не задаю никаких идиотских вопросов.
И второй мальчик был единственный ребёнок, и его родители, насколько я в курсе, регулярно посещают его могилу, разговаривают с ним, и близкие друзья тоже.
Что, будем спрашивать, осуждать их, зачем они туда ходят, зачем говорят с могилой, сами не понимаете?
И вот я период сначала, когда была нетерпима к людям, говорила, о, ну это так хорошо, что ты никогда никого не терял.

То есть мне говорили, вот мудаки, прутся к своим могилам, зачем-то с ними разговаривают, вот ебанаты, а я говорила, не, ну ты просто никого не терял.
И я ещё всегда говорила, ты сохрани эту позицию подольше, это же такое везение, не реветь от полной безысходности. Это же такое везение, не знать, что такое смерть, кроме стишков и бреда, вот бы мне умереть.

Сколько можно входить в положение людей, которые никогда ничего не теряли, и оправдывать в их глазах поведение страдающих, вы не охренели?
Палец себе порежьте, если не в курсе, что такое боль.
Если люди пострадали, они могут делать что угодно, даже кормить яйцами могилы, понятно?
Им плохо, им не хватает этих людей, они возвращают себе общение любым способом, понятно?
Если у вас есть время видеть этих людей, обсуждать их и осуждать, у вас больше проблемы, чем у них, понятно?


А мне приснилась бабушка, она сказала, ты мне всегда приносила есть и пить, а не приносишь.
И подмигнула.
Я такая думаю, ну всё, блин, побежала покупать коньяк и цитрон.
Я цитрон не покупала сто лет, как бабушка умерла, это её любимые почему-то конфеты.
И коньяк решила купить, маленький.
Позвонила маме, говорю, такие дела. Какой номер участка.
Она говорит, так надо свечку заупокой, бутылочки на могилу не носят.
Я говорю, вот из-за ваших нововведений мне и снятся, вы теперь не ставите, такие модные, а пить хочется.
Да ставила я заупокой, я чужие религии поддерживаю, в Кронштадте.
Если кому охота знать, что за дебилы оставляют конфеты и коньяк на кладбище.
Я, да, агностик, обожаю свою бабушку, до сих пор оказывается реву, какие претензии, что я бутылочку у могилки выставила?
Tags: кладбище, пасха, прошлым летом в середине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments