yaglis (yaglis) wrote,
yaglis
yaglis

Этюды в стране Оз

– Ты не поверишь! Сижу в деревне, в гостях у турок! Меня кормят обедом.
– Вот знаешь, поверю! Почему-то меня это совсем не удивляет.

Сегодня выбрала другую дорогу, поворот перед кладбищем.
Я про этюды.
Почти сразу остановилась машина.
Подвезти? – Да, конечно.
Кое-как рассказала, вот я – художник, хочу чтобы горы, вид на город, красиво.
Окей, кивнули мужчины, меня шустренько доставили к подножию горы и высадили в деревне, возле банановой плантации.
– Панорама гуд?
– Гуд! Сэнкс!

Немножко поболталась и уселась на дорогу.
Творить шедевер.
Ну я же пошутила пару дней назад, хоть на дорогу садись да рисуй.
Сижу.

Мимо шуршали стайки разноцветных детей.
Группки побольше смеялись, толкали друг друга, кричали: «Хелло!».
А некоторые даже: «Вотс ё нейм?»
Девочки, которые шли парами, стеснялись подходить, мальчики степенно кивали: «Хелло».
Заволновалась, ведь они же назад пойдут. Ой, Люппка, уж не ударь ты в грязь лицом.
Дети, как мне показалось, шли на какие-то занятия в мечеть.
Потом стали подходить взрослые.
Подошла пожилая дама, поздоровалась (это я сейчас в разговорнике посмотрела).

Очень красивая дама, высушенная солнцем и горами.
Покивала головой, ткнула рукой в пару домиков.
– Да-да, эти дома.
Сначала, когда машины мимо проезжали, я на всякий случай вставала.
Пикап как-то громко проезжал, что-то крикнул, повернулась.
– Меръаба! – раздалось мне в спину.
Что значит «привет».
От неожиданности чуть не двинула кони.
Это вернулась моя пожилая дама.

Потом ко мне присоединились девушка и её бабушка. Бабушка села на солому около меня, девушка присела с другой стороны.

Вообще я рисую не негативом.
Нас учили картинку проявлять. То есть намечать композицию и равномерно давать глубину произведению. Как при проявке плёнки.
Я намечаю композицию и начинаю прорисовывать до мелких деталей куски, которые потом соединяются в паззл.
Бабушка подзывала ко мне всех прохожих, останавливались машины и скутеры, собралась приличная толпа.
Когда я брала в руку кисть или выдавливала краску из тюбика на палитру, бабушка восхищённо цокала языком.
А у меня же собственно и нет ничего на картонке.
Вздохнула, прошептала, ну будут сейчас вам ваши домики.
Наметила крыши, публика визжала от восторга.
Но потом, когда появились рамы и окна на соседнем домике, толпа уже совсем неистовствовала.
Все скандировали: «Гузель, гузель», хватали картонку, рассматривали рамы.
Это было так великолепно.
Думала, разрыдаюсь. Хотя, возможно, это тепловой удар.
Кстати, все очень переживали, что я без панамки или платочка, показывали мне на голову и вздыхали, ну что ж ты, кулёма.
Ещё руки их волновали. Крем, крем, говорили они.
А уж когда увидели плечи, чуть в обморок не попадали. Видели бы они их дня три назад.

Девушка принесла поднос с едой.
Прибежали ещё дети.
У них точно шли занятия, они украдкой выбегали минут на десять.
Кричали «Хелло! Гузель! Ай лав ю!».
Не выдержала:
– Можно вас сфотографировать?
Отличная, по-моему, фотография.

Девушка принесла айран, очень вкусный.
Сказала, что я неправильно его пью.
У них крышки с дырочками.
Обычная бутылка 0,5 из-под воды, а крышка – с мелкими проколотыми дырочками.

Потом снова прибежали дети, сразу все.
Видимо, закончились занятия.
Облепили со всех сторон, повисли на спине и ушах, две девочки сели передо мной.
Но я к тому моменту почти закончила, остались только бананы, дети не мешали.
Подписала.
Публика в благоговении замерла.

Вытянула картинку на руке перед собой:
– Похоже?
– Да! Да!
Никогда не было таких благодарных зрителей, восторг.

Подумала, надо бы оставить им картинку в деревне, но девушка моя куда-то пропала.
Я медленно шла, оглядывала домики, её не было видно.

Окликнула уже на выходе.
Обрадовалась ей, как родной, бросилась назад.
Она, её бабушка и мама пригласили меня на террасу.
Принесли поднос с едой, чай, лепёшки, долма с рисом, никогда такой не ела, варенье из айвы и из дыни, это было так всё вкусно. Наконец-то узнала, как пользоваться чайником, который состоит из двух, пирамидкой.
Куплю такой домой.

Мы сидели на террасе, у них такие террасы, завешенные простынями.
Иногда мимо проходили люди, они кричали им: «Рус, рус!» и махали моей картинкой.
Люди кричали в ответ: «Гузель, гузель!»
Один подросток сказал: «Рус? Привет! Пока!»

На прощание мне выдали две розы и налили в бутылку свежую воду из холодильника.
Так я и пришла домой, с двумя розами, домашним айраном и улыбкой от уха до уха.

00-DSC03254

00-DSC03260

00-DSC03262

00-DSC03263

00-DSC03265

00-DSC03269

00-DSC03357
Tags: #borisliuba, 2015.06.mahmutlar, 2015.06.turkey, 2015.my.art
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments